Daiquiri.ru. История искусства на чупа-чупсах.

Архитектура кватроченто на Coursera

Этот текст — популяризованная выжимка из небольшого курса архитектуры раннего ренессанса — от Браманте до Альберти, который я слушала на Курсере в феврале-марте 2014 года.

Эпоха Ренессанса в целом стала мне интересна сравнительно недавно, пару лет назад, живопись заиграла цветами, образы наполнились жизнью. В музеях я перестала пропускать залы итальянской иконописи, а в Национальной галерее Лондона и вовсе провела целый день перед досками конца 14 века.

Поначалу Ренессанс — это было просто раскрашивание «под старину». Первая мысль, которая меня поразила — это то, что старину ребята себе выбрали полуторатысячелетний давности. То есть, уж винтаж, так винтаж.

Главный документ эпохи — изыскания Витрувиуса — позднейшая попытка законспектировать идеалы античности, ордерную систему. (Например, именно по материалам этой книги Леонардо нарисовал своего «Витрувианского человека»).


Витрувианский человек, Леонардо да Винчи.

На основе системы пропорций Витрувиуса выстроил свою систему пропорций Ле Корбюзье (система Модулор), а уж на этом Модулоре строится все искусство и дизайн 20 века.

Первый город, о котором рассказывали на лекциях — Флоренция. Это был Нью-Йорк кватроченто: главные деньги, главные таланты, главные идеи, опережающие свое время.

Бизнес строился так, что без мецената было не выжить. Производственный и творческий процесс неторопливый, один заказ кормит художника долго. Главными меценатами во Флоренции была семья потомственных банкиров Медичи (кредитовали даже Папу Римского), они заказывали искусство не только ради любви к искусству, но и как символ своей власти и величия.

Один из представителей династии — Джулиано Медичи, именно для него рисовал Ботичелли, в том числе многочисленные портреты его подружки Симонетты Веспуччи в образах Венеры и Весны.


Джулиано Медичи, портрет работы Сандро Боттичелли.

Все ребята в эту эпоху занимались всем: то есть если ты художник, то ты и скульптор, и архитектор, и инженер, да ещё скорей всего и военный инженер. Этот принцип, я знаю, найдет отклик в умах некоторых моих коллег из Яндекса.

Первая фигура архитектуры кватроченто — Брунеллески.
Первая работа — проигрышное участие в конкурсе на создание «Врат рая» — одной из дверей Старой Сакристии (по-нашему, ризница) кафедрального собора Флоренции. Невероятно то, что «Врата ада» Родена — это ответ этой работе — через 500 лет!


«Врата рая» Гиберти (товарищ, который таки-выиграл конкурс) и «Врата ада» Огюста Родена.

Первый артефакт Ренессанса — купол кафедрального собора Флоренции — Санта-Мария дель Фиоре. Собор этот был полностью до мозга костей готический, а купол к нему спроектировали и сделали уже ренессансный — по образу и подобию античных базилик. Уникальный проект Брунеллески позволил возвести конструкцию без строительства лесов.


Собор Санта-Мария дель Фиоре, Флоренция.

Далее побежали с горы — сама Старая Ризница, домовая церковь Медичи — Сан Лоренцо (с неоконченным ободранным фасадом).

Вторая фигура — Альберти.
Из культовых сооружений — Санта-Мария Новелла — фактически прилепленный ренессансный фасад к старой готической базилике.
Ребята не стремились все разрушить до основания и выстроить дивный новый мир, они использовали старые, так сказать, наработки, мудрость веков. Тут я опять со светлой грустью думаю о работе над интерфейсами.

Про Санта-Мария Новеллу надо сказать отдельно. Я увидела её задолго до того, как мне пришло в голову поизучать вопрос подробно. Проездом во Флоренции несколько лет назад, я остановилась в ужасной гостинице на узкой грязной улице недалеко от вокзала. Оконные рамы комнаты не закрывались, и я всю ночь слушала итальянские разборки под окнами. Прохладным утром я выползла в поисках завтрака и завернув с улицы за угол увидела потрясающую картину. Три из четырех сторон площади, окруженной довольно высокими серыми зданиями, была в тени, но та сторона, которая была занята фасадом, была ярко освещена солнцем — белый, розовый и зеленый мрамор светился, и сразу было понятно, где тут Бог. Так я и застыла в немом изумлении и без завтрака.


Церковь Санта-Мария Новелла, Флоренция.

Та же история с фасадами дворцов — просто обертка со стороны улицы. Первым дворцом — первым примером гражданской архитектуры — стал дворец Медичи, за ним палаццо Ручелаи и дальше по накатанной пошло-поехало. Первый этаж дворца покрывался грубым рустом, второй — крупными кирпичами и третий — кирпичами поменьше, идеально отшлифованными и друг к другу подогнанными. Плюс арочные окна. Плюс окна с карнизами на волютах и маленькой крышей-домиком, забыла, как называется. Выставлять богатство напоказ считалось неприличным, поэтому дворцы плюс-минус похожи промеж собой и самое печальное, на них не открывается шикарных видов. Все, что можно увидеть — угол здания с узкой улицы. С обоих сторон к такому дворцу могли примыкать соседние здания.


Дворец Медичи, Флоренция.

Важная конструктивная особенность — внутренний дворик — возможность укрыться от шума и вони улицы. Такой дворик обносился крытой колоннадой. В колоннаде было удобно кого-нибудь пырнуть ножом (см. сериал «Борджиа»).

Вообще, Ренессанс в архитектуре — это возврат к ордерной система (часто за пример брали Колизей: чем выше этаж, тем изящнее ордер колонн, которыми он украшен — дорически-ионический-коринфский), арочные колоннады, купола.


Колизей, Рим.

Движение мысли распространялось из Флоренции по Италии неравномерно. Вот полная карта объектов, которые упоминались в ходе курса.

Были какие-то всплески в Урбино, Римини (готическая базилика, обнесенная по периметру колоннадой сквозь которую торчат стрельчатые окна, со знаками зодиака в качестве украшения интерьера), Неаполе (триумфальная арка в готическом здании), Венециии (неприкрытая, ничем не замаскированная пошлая роскошь дворцов со статуями по всему фасаду, удвоенная собственным отражением в воде), Сиене (ретроградные фортификационные сооружения с бастионами, оптимизированными для защиты от параллельного обстрела), больше всего активности было в Милане.

Например, кастилья Сфорцеско, замок правящей династии Сфорца. Строили его ребята, которых впоследствии пригласили строить Московский кремль (во главе с товарищем Фиораванти). Так что в кастилье Сфорцеске явно просматриваются милые сердцу Троицкая и Водовзводная башни, я уж молчу про ласточкин хвост.


Замок Сфорца, Милан.

Этот же исторический поворот объясняет появление на Архангельском соборе ракушек — украшения, мягко говоря, для белокаменного зодчества Руси не очень типичного.


Архангельский собор в Кремле.

Носила вся команда итальянских гастрабайтеров одну и ту же фамилию — Фрязин. Надо полагать, так в русскую фонетику прикатилось непростое для произношения слово Фиренце — оригинальное, итальянское название города, известного нам как Флоренция.

Как ни странно, несмотря на Ватикан, Рим тогда законодаталем мод и искусств не был, поэтому все модные архитекторы доехали до туда только к концу столетия. Например, Браманте.

Браманте — это финальное важное имя эпохи.
В Милане на стене одной из базилик, пристроить алтарь к которой не получалось, ибо она упиралась прямо в улицу, он этот алтарь, не мудрствуя лукаво, нарисовал — первая в истории искусства обманка.


Церковь Санта Мария пресс Сан Сатира, Милан.

Зажмурившись, бежала я по улице Монтенаполеоне мимо сверкающих витрин Гуччи и Дольчегабанны, прямо к этому алтарю. Церковь оказалась крохотная, вход спрятан во дворе так, что пришлось несколько раз обойти квартал, прежде, чем я нашла его, но оно того стоило: прохлада, тишина, безлюдье и великая сила искусства.

Потом Браманте спроектировал купол собора Святого Петра в Риме и очаровательный храмик Темпьето, который считается вершиной его творчества, и это будет темой моего следующего путешествия.

Комментировать